Возврат на главную страницу.

Реальные корни глобального экономического кризиса.

Цель данной статьи — показать, что глобальный экономический кризис капитализма имеет одной из основных своих причин кризис научно- технической революции (НТР). Очень кратко нами будет показано возникновение взаимодействия между НТР и капитализмом, развитие этого взаимодействия на протяжении веков. Современный переход в режим монополистической стагнации НТР и вызванного этим глобального системного экономического кризиса будет рассмотрен с точки зрения связи НТР и капитализма.


В 15-16 веках в процессе протестантской Реформации на севере Европы возникла новая экономическая парадигма, основанная на использовании в производстве ссудного процента. Единожды возникнув, капитал стал экстенсивно расти и распространяться, вовлекая в свою орбиту все новые рынки сбыта и источники сырья и ресурсов, породив, спустя несколько столетий, всю нашу экономическую современность. Разумееется, ничто в мире не растет неограничено и беспроблемно, пришло время и капитализму упереться в свой потолок экстенсивного роста— исчерпание рынков сбыта планеты Земля (другой планеты ему пока никто предоставить не может). Подробно весь этот увлекательный процесс описан в [1] , там же сделан вывод о неизбежном распаде системы капитализма с описанием весьма вероятных последствий, в частности — фрагментация единого глобализованного мира и упрощение всего хозяйства, то есть очевидный откат назад, как минимум на несколько десятилетий, причем откат по катастрофическому сценарию, включая войны за передел сфер влияния и тп.
Итак, вариант экстенсивного роста капитализма исчерпан или крайне близок к исчерпанию, поскольку объемы рынков тех стран, которые еще могут быть присоединены к «зоне доллара» (Куба, Северная Корея) слишком малы, чтобы на что-либо повлиять.


Тот же процесс протестантской Реформации, который сделал возможным применение ссудного процента, открыл дорогу более важному процессу — Научно-технической революции (НТР). Действительно, ссудный процент был известен еще в Древнем Риме. Сама по себе возможность взять деньги в долг мало что значит, если нет возможности выплатить основную сумму долга и проценты — займодателю, налоги — государству, десятину — церкви... и должно еще производителю остаться. То есть рентабельность должна быть приличной.
Такие высокорентабельные производства и начали появлятся в результате Научно- технической революции.
Если до момента Первой научной революции 17 века достижения науки не представляли для большинства людей существенной практической ценности, то с этого момента был запущен самоускоряющийся экспоненциальный рост рентабельного применения точных научных знаний в повседневной жизни 1.
1 Одновременно современный Научный метод, основаный на строгих доказательствах, на объективных измерениях (а не на мнениях кого-бы-то-ни-было), позволяя прогнозировать не только факты, но и величины, разделил науки на точные и, как бы это помягче сказать... не совсем. Последнему факту долго не придавалось должного значения, что привело к фактическому паразитированию огромного количества псевдонаучных дисциплин на древе реальных научных достижений. Экономике не повезло, бремя строгих научных доказательств, расчетов, наконец предсказаний с заданной точностью не лежит на ее адептах. Апофеоз этого — те, кто вчера получал Нобелевскую премию за то, что доказал, что экономических кризисов не будет, сегодня ведут передовую экономическую мысль тем же курсом [2]. Они - профессионалы, не пытайтесь повторить это!
Этот процесс ко второй половине 20 века набрал такую силу, что стал казаться привычным, само- собой разумеющимся и неиссякающим. Но если внимательно приглядется, то становится очевидным, что уровень идей, которые предлагались для реализации в последние полвека, падал. Это наглядно можно увидеть, просмотрев популярную техническую литературу 60 годов и современную (в частности — журналы). Стагнация на уровне идей становится очевидной. А уж если нет по-настоящему новых идей, то никакие маркетинговые ухищрения и рекламные уловки не создадут новых товаров и услуг с улучшенной полезностью. В результате весь маркетинг сводится к продаже «фенечек» которые потребителям не особо нужны и от которых легко можно отказаться, обостряя тем самым падение спроса.
Поскольку единственным путем выхода капитализма из кризиса является его интенсивный рост - путь увеличения емкости рынков, путь появления действительно новых, а не «рекламных псевдо-новых», товаров и услуг. Этот путь немыслим без увеличения (как минимум - стабилизации) темпов НТР, но как раз в данный момент НТР находится не в лучшей форме. Для того, чтобы понять, как капитализм умудрился свести на нет НТР, вновь вернемся в прошлое и рассмотрим материальную мотивацию ученых прикладного профиля и изобретателей, тех людей, которые как раз и генерируют (или не генерируют) идеи для НТР.
Что же материального приобретал раньше и может приобрести ученый, в случае, если его действиями была добыта информация, которая позволила получить большой научно-технический (мы здесь рассматриваем только прикладные исследования) и экономический эффект?
Как правило, напрямую — немного. И триста лет назад, и сейчас ему никакой предприниматель (корпорация) никаких отчислений платить не должен, сколько бы сверхприбыли не принесла информация этого ученого. Триста лет назад технический прогресс был очень нетороплив, что приводило к тому, что большинство выдающихся ученых не доживало до экономических плодов своих открытий. Капитализм еще не разрушил в общественном сознании моральных стимулов к творчеству, не заменил их на стремление к наживе. В случае исключительной удачи наш современник получит Нобелевскую (или аналогичную) премию, а если не столь удачлив — будет наблюдать, как другие делают деньги на его творческом результате.
Следует особо выделить такую форму стимулирования, как гранты. Грант не является непосредственной оплатой по результату. Более того, часто грант является инструментом прямого воздействия на ученого с целью программирования будущего научного результата. Типичным примером получения такого «нужного» результата является установление мнения , о сотых долях содержащегося в атмосфере углекислого газа, как об основных виновниках «парникового эффекта». Водяного пара в атмосфере на два порядка больше, но ему отказано в роли «мирового (ко)зла» под надуманными предлогами. Данное тоталитарное мнение прямо противоречит научным измерениям (да и житейским наблюдениям), которые свидетельствуют о том, что максимальные суточные перепады температуры наблюдаются в пустынях с их низкой влажностью воздуха, который не способен удержать тепло, полученное пустыней днем.
Распространенным заблуждением является мнение, что в настоящее время ученые имеют какие -то сверхестественные доходы. В основном это не верно. Серьезные деньги, часто косвенными способами, вкладываются в научную инфраструктуру, в укрепление научной иерархии, в околонаучную политику или в околополитическую науку (что есть одно и то же), в общем, куда угодно, только не в непосредственного производителя интеллектуального продукта.
После всего вышесказанного удивительно то, сколь много молодых людей еще идут в науку.
В последнее время руководство требует от американских университетов защищать патентами результаты их интелектуальной деятельности, раньше подобная информация публиковалась без защиты. Эта мера представляется нужной, но недостаточной, вдобавок затрагивает только американскую науку.
О патентах и исключительных правах на идеи мы поговорим подробнее.


Вторым видом творческого труда, непосредственно создающего идеи новых товаров и услуг является изобретательство. Слова Авраама Линкольна : "Патентная система добавляет топливо выгоды в пламя гения." стали настолько расхожим мнением, что уже не воспринимаясь критично, кочевали из одного обзора по патентному праву в другой. Ситуация же с защитой вещных прав (тем самым «топливом выгоды») изобретателей между тем, непрерывно ухудшалась, что было вызвано целым рядом факторов:
  1. Разрастание бюрократических структур национальных и международных патентных ведомств, вызвавшее увеличение прямых и косвенных расходов денег и времени на регистрацию и поддержание исключительных прав.

  2. Глобализация рынков и сильное разрастание списка стран, в которых имеется возможность производить практически любые собременные товары и услуги делает затраты на патентную защиту во всех этих странах и на всех этих рынках, как правило, неподъемным для изобретателя — одиночки.

  3. Фактический переход патентными ведомствами от защиты общественных интересов к защите интересов транснациональных корпораций и своих собственных ведомственных интересов. Достаточно вспомнить ситуацию с софтверными патентами, де-юре запрещенными в Европе, но де-факто регистрируемыми.

  4. Включение патентного права, как механизма легитимного извлечения монопольной ренты в экономику стран-лидеров, в особенности США, с подключением к борьбе соответствующего административного ресурса.

Каждая из этих причин была бы недостаточна для фактического удушения генерации пионерных научно-технических идей, так как изобретатели — народ зачастую упрямый, и мотивация у них не только материальная. Но перечисленные факторы, помноженные на девальвацию моральных стимулов к творчеству, дали закономерный итог - источник оригинальных, по-настоящему новых идей иссяк. Последней страной, которая совершила «экономическое чудо» за счет скупки интеллектуальных продуктов на последней предкоммерческой стадии (патенты, лицензии) стала Япония. Следующие «экономические чудеса» шли по другим механизмам.


Пример.
Для того, чтобы рельефнее высветить проблемы современного технического творчества, рассмотрим транспортную систему «человек + легковой автомобиль + дорога». Данная система выбрана по причине важности (фактически индивидуальный автомобиль определяет облик и стиль жизни глобализованного человечества) и явно неудовлетворительным выполнением задачи еждневной эффективной и безопасной перевозки человека . Поскольку максимальный пассажиропоток генерируют города и их пригороды, все остальные рассуждения относятся к данному случаю, то есть мы подразумеваем поездки в городе (пригороде) на лекговом автомобиле.


Человек является самым медленным, самым непредсказуемым и ненадежным (и притом сильно избыточным) источником управляющих сигналов для более или менее быстрого процесса. А автомобильное движение безусловно является быстрым процессом - за 0.7 секунды, время которое считается достаточным для обнаружения помехи движению и началом торможения, автомобиль при максимальной разрешенной скорости 110км/час, пройдет 21 метр. Если эта помеха — выехавший на встречную полосу такой же автомобиль, то 42метра будут потеряны только из-за естественности человеческих реакций. Разговор по телефону или иное отвлечение внимания еще больше увеличат время реакции. Самый медленный из коммерческих микроконтроллеров (ценой менее одного доллара) в десятки тысяч раз быстрее самого опытного и тренированного водителя. Хуже медленной реакции водителя может быть только неадекватная реакция, того, кто имеет физическую возможность сесть за руль. Ни отсутствие прав, ни состояние опьянения ему в этом, согласитесь, не помеха.
Кроме вышеперечисленного, непосредственное управление автомобилем лишает человека возможности с большей пользой употребить время поездки — для работы или отдыха.
Прогресс современной электронной техники позволял уже десятилетие назад сделать и широко использовать «автопилот» для автомобиля (на слегка дооборудованной трассе), но этого сделано не было по причине «моральной неготовности потребителей». Все дело в подсознательном удовольствии, возникающем у человека от управления скоростным объектом . Инстинкт охотника, настигающего жертву. Игра. Автомобильное движение — игра ежегодно уносящая жизни около 265000 человек.


Легковой автомобиль, если судить по рекламе, само совершенство. Проанализируем же общие его особенности с точки зрения безопасности и эффективности. Безопасность не случайно поставлена нами на первое место — именно она определяет в наибольшей мере всю экономику автомобиля.
В самом деле, что есть современный легковой автомобиль?
Это продукт более чем столетнего эволюционного развития, дитя компромиссов.
Можем ли мы радикально снизить потребление им топлива?
Гипотетически- да, средний современный автомобиль везет, как правило, одного человека — водителя (100кг), а полный вес его составляет около тонны, то есть полезная нагрузка составляет около 10%. А лишний вес автомобиля, как известно — прямой перерасход топлива. Действительно, существующие рекордные по топливной экономичности автомобили по сухому весу ближе к велосипедам, чем к автомобилям и топливо потребляют считанные десятки граммов на 100км. Но массовому автомобилю такой путь закрыт, потому, что не обеспечивает никакой пассивной безопасности. Современный автомобиль везет человека в стальной «клетке» пассивной безопасности, окружив подушками безопасности, привязав ремнями, опираясь на костыль антиблокировочной системы тормозов... Но все это — лишь полумеры безопасности, потому, что узкое место любого автомобиля от Запорожца до Порше — недостаточная сила, которую можно реализовать в контакте колесо - дорога . Эта сила никогда не превышает веса автомобиля (в нашем случае 1000кг), ее категорически не хватает ни для надежного удержания автомобиля на заданной траектории в повороте (приходится снижать скорость), ни для аварийного торможения (всегда пристегивайтесь!).
Необходимость хоть как-то защитить человека в автомобиле приводит, как мы убедились, к колоссальному перерасходу ресурсов, но этим дело не ограничивается. Даже перетяжеленный автомобиль мог бы быть экономичнее. Средняя скорость, которая определяется дорожной обстановкой (пробками) и маневрированием не превышает 50км/час (в Москве составляет около 15км/час). Для таких скоростей достаточно 12-15 киловаттного двигателя с инерционным накопителем (супермаховиком), а реальный двигатель вчетверо мощнее. Избыточная мощность съедает дополнительное топливо.
В свете всего вышесказанного такие «мелочи» как потери трех четвертей энергии топлива (идет на обогрев атмосферы через радиатор) и проблемы инфраструктуры [4] уже не заслуживают нашего внимания.


Дорога для автомобиля, в связи с его увеличенной массой, вынужденно строится повышенной прочности, что особенно сказывается при строительстве в несколько ярусов. Дополнительно, ввиду того, что автомобиль не способен двигаться по жестко заданным траекториям, вся поверхность дороги вынужденно расчитывается на максимальную нагрузку (вдобавок в России ширина дорог больше в полтора раза, чем например, в Германии из-за климатических условий).


Итак, приведен достаточно красноречивый пример тупикового, с технической точки зрения, решения - прототипа. Поставив изобретательскую задачу -создание сети дешевого и безопасного индивидуального городского транспорта, решить ее на порядок дешевле и безопаснее прототипа не представляет труда (прототип ниже всякой критики).
Но решением собственно изобретательской задачи все и закончится, поскольку стоимость патентной защиты подобной системы скорее всего окажется велика (требуется зонтичное патентование) а вероятность реализации — мала, поскольку вторгается в сферу интересов транснациональных корпораций.
Нельзя сказать, что руководство США лидера глобальной экономики, не пытались ничего предпринять после того, как вышеуказанные процессы начали выходить на поверхность. Ответом на возникшие вызовы капитализму стало создание в США «Новой экономики» [2]. Эта попытка, однако, не смогла решить проблемы, описанные в данной статье и помогла только оттянуть по времени глобальный экономический кризис, не затронув его причин.
«Новая экономика» потерпела фиаско по той очевидной причине, что капитализм разрушив общественные ценности предыдущей эпохи, заменил их примитивной жаждой наживы. Как только эта новая «система ценностей» была воспринята критической деятельной массой общества , возникла лавина «трагедий общин»5, которые и породили цепочку кризисов современной цивилизации (экономический, экологический, мировоззренческий, демографический и тп). Особо стоит отметить, что «Трагедия общин» не имеет никакого отношения к реальным общинам6, то есть фактически нужно говорить о «Трагедии капиталистических общин» или шире — о трагедии капиталистического общества. Это безусловно, не самое сильное потрясение для Человечества, так, в результате неолитической революции вымерло примерно 9/10 населения Земли. В то время Человечество не располагало достаточными знаниями о мире, что и вызвало катострофические последствия. В настоящее время мы располагаем достаточными знаниями, которые в сочетании с прявленной волей могут послужить гарантией невозникновения опасных кризисов впредь.
.

Литература.



  1. М.Хазин, Е.Ижицкая. Рассуждения о последствиях кризиса. На www.worldcrisis.ru

  2. Кобяков А.Б., Хазин М.Л. Закат империи доллара и конец "Pax Americana". - М.:Вече, 2003. - 368 с.

  3. http://ru.wikipedia.org Статья «Научно-техническая революция»

  4. www.carfree.org.ru/press/fenomen/

  5. http://ru.wikipedia.org Статья «Трагедия общин»

  6. www.1917.com/Economy/General/1134673666.html

Возврат на главную страницу.





Hosted by uCoz